Июль-август 2017

Уездные города N.
День шестой. Рыбинск

После дорожного приключения и неудачной попытки проехать напрямки из Кашина в Углич поздно вечером вернулись в Рыбинск. Остановились в одноименной гостинице на одной из центральных и шумных улиц. Поскольку возвращение в Рыбинск оказалось незапланированным,
в стройных до того рядах Рюрика и Ко началась паника: куда идти, что смотреть.
Про Рыбинск-то мы заранее ничего не гуглили.
После дорожного приключения и неудачной попытки проехать напрямки из Кашина в Углич поздно вечером вернулись в Рыбинск. Остановились в одноименной гостинице на одной из центральных и шумных улиц. Эх, совдепия совдепией (аж непривычно после предыдущей ночевки в Калязине), но весьма душевно. Один чайничек за доп. плату – 150 руб - чего стоил!

Кто еще не слышал историю про чайничек, срочно читайте!
Посмеялись и вспомнили квартирку в «хрущевке», в которой прожили несколько лет на Тихорецком проспекте в Петербурге. Навеяло. С гостиницами в Рыбинске весьма туго (ценник московский, а качеством не блещут). Рыбинская гостиница, к слову, стала единственной за все путешествие, где с нас взяли доплату за хвостиков, аж 500 рублей. По правилам положено 1000 (по 500 с каждого), но нам, как всегда, сделали скидку. Опять сказалось обаяние Рю и Ми. И, как всегда, мы о скидке не просили. Не поверите!

Поскольку возвращение в Рыбинск оказалось незапланированным, в стройных до того рядах Рюрика и Ко началась паника: куда идти, что смотреть. Про Рыбинск-то мы заранее ничего не гуглили. Ей Богу, ничегошеньки о нем не знали. А зря! Спасла наша подписчица @lu.kovka в Инстаграме, целую культурную программу по городу оперативно организовала, спасибо ей большое!

Еще одно осложнение - на шестое утро Хозяин Рю и Ми стал напоминать богомола, особенно в движении: он умудрился накануне вывернуть ногу на кочке, потянуть руку и простыть, катаясь на моторке в Калязине. Так что о помощи он просил севшим, сиплым голосом.
Паника только усилилась!

Еще бы! Нам же еще 800-900 км домой пилить, а он – единственный водитель в семье.
Если честно, мы считаем, что наш Алексей совершил настоящий подвиг, когда довез нас до набережной и подождал на скамейке в тенечке, пока Тата с хвостиками прогулялись по центру Рыбинска. Хоть одним глазком...
Впрочем, набережная оказалась не единственным местом, которое мы не смотря ни на что посетили. Жаль, что фотографий с ГЭС не будет. Только видео. И только на экшн-камеру. Ибо – стратегический объект.

А в Рыбинск мы влюбились. И обязательно решили вернуться (кое-кто, например, размечтался о большой белой шляпе с огромными полями на палубе белоснежного парохода…). Такого, как этот, выше.

1
Первая остановка: ул. Пушкина, 57

Костёл Сердца Иисусова

Построен по разрешению Правительства в 1910 году сосланными в Рыбинск участниками польского восстания.

На возвышении, рядом с привокзальной площадью здание смотрится впечатляюще и выразительно. Это необычное и ценное сооружение - единственный дореволюционный католический храм не только в Ярославской области, но и во всём Верхнем Поволжье. Кроме того, польский костёл в Рыбинске - самая восточная католическая церковь! Сейчас здесь расположен концертный зал с органом и студенческий клуб.

А на улице Чкалова, 47, говорят, во дворе притаилась синагога (1915), вот таким многоконфессиональным был дореволюционный купеческий Рыбинск.
Самые известные рыбинские евреи, безусловно, братья Иосиф и Николай Шейнкеры, о которых пишут как об основателях Голливуда. В 1892 они действительно эмигрировали в Нью-Йорк, и под именами Джозеф и Николас Шенк в начале ХХ века очень удачно вписались в «золотой век» американского кино: Джозеф был одним из основателей ХХ Century Fox и, по некоторым слухам, любовником и покровителем Мэрилин Монро, Николас приложил руку к созданию Metro Goldwin Mayer и понастроил кинотеатров у Западного побережья США. Но всё же именно к Голливуду в узком смысле слова они не имели отношения.

Дом Шейнкеров в Рыбинске сохранился на улице Радищева.
Здание напротив костела – шикарнейший образец деревянной архитектуры Рыбинска XVIII-XIX вв. - Дом художника. Без фотографии этой достопримечательности не обходится ни один рекламный проспект.
Чудесное двухэтажное деревянное здание с башенками отражает особый «местный» стиль. Оно было возведено владельцем С.Г. Гордеевым в 1900 году. Хозяин постарался на славу, особняк получился богато оформленным. Он словно выставлен на показ на бойком перекрестке вблизи ж/д вокзала. Солидный балкон с кованой ажурной решеткой и наличники выполнены в стиле московского барокко.

Здание было реконструировано в 1990 году. К этому времени дом обветшал и уже не подлежал реставрации. Рыбинские художники построили копию, полностью повторявшую оригинал. Перед началом работ были сделаны фотографии особняка и составлен подробный план. Старое здание снесли, возвели новое, кирпичное. Используя фотографии, планы и чертежи, восстановили деревянную обшивку и декорации такими, какими они были в первоначальном варианте. Снаружи строение выглядит старинным, а внутри - современные удобства. Восстановленный дом в народе назвали Домом художника, ведь они отреставрировали его для себя. В настоящее время в нем живет несколько семей.
Рыбинск - крупный город (194 тысяч жителей), современностью напоминающий небольшой областной центр типа Пскова, а архитектурой - средненький губернский городок. Здесь нет княжеской старины - но образ города, куда более цельный, чем в тех же нижневолжских областных центрах, где все чаще на набережных встречаются ЖК да ТЦ.

Конечно же, такое место не могло не быть обжитым издавна - ещё в 1071 году упоминается городок Усть-Шексна, стоявший наискось от нынешнего Рыбинска (и за Волгой, и за Шексной), причём обстоятельства этого упоминания весьма интересны: здесь воевода Ян Вышатич добил остатки Ростовского восстания, на которое тамошнюю чернь подняли двое волхвов-язычников. И хотя городище было приличное, а находки в нём попадаются византийские, арабские и скандинавские, всё же более ярких событий в истории Усть-Шексны не было, а исчезла она, видимо, с нашествием монголов.

В следующий раз, под 1502 годом, упоминается уже Рыбная слобода, снабжавшая рыбой московский двор. В 1777 году она была повышена до уездного города Рыбинск Ярославской губернии, а ввод в строй Мариинской и Тихвинской водных систем (1811) и Бологое-Рыбинской железной дороги (1870) ускоряли его рост в геометрической прогрессии.

К началу ХХ века Рыбинск был одним из центров формирования мировых цен (!) на хлеб, а грузооборот его перевалочного порта достигал 1,5 миллионов тонн - это, для сравнения, половина тогдашнего грузооборота Одессы. Но …одесский порт работал круглый год, а Рыбинский - лишь в навигацию. Постоянное население города - 25 тыс. человек, летом - до 100 тысяч, немалую часть сезонных мигрантов составляли бурлаки - бурлацкой столицей Рыбинск назовут в любом путеводителе. Ко всему этому в Рыбинске строились заводы, например крупнейшая в Европе канатная фабрика (1859) или «Русский Рено» (1916), из которого при СССР вырос «Сатурн».

Так, купеческий город постепенно стал центром машиностроения с уклоном в авиапром и оборонку.

2
вторая остановка: Волжская наб., 2 и 4

Здания хлебных бирж

Они стоят совсем рядом.

В царской России Рыбинская зерновая биржа была первой провинциальной и третьей в стране по величине. Старая биржа выстроена в строгом классическом стиле (беленькая с колонами). Новая построена в 1912 году по проекту А. В. Иванова в псевдорусском стиле, покрыта снаружи изразцовой плиткой, стоит на монументальном каменном цоколе во всю высоту Волжского берега. В настоящее время в ней находится Историко-архитектурный музей-заповедник с богатой коллекцией картин.

Снять Новую биржу со стороны набережной практически невозможно из-за яркого солнца. А еще потому, что она ОГРОМНАЯ, и без специального объектива вблизи в кадр не помещается!
Впервые мы увидели Рыбинск на закате из-за Волги: 6-пролётный мост, Спасо-Преображенский собор с колокольней, Новая и Старая хлебные биржи, длинный корпус рынка и Никольская часовня. Здание биржи вместе с собором, выстроенным в лучших традициях русского классицизма и мостом перекинутым через Волгу составляют единый и гармоничный ансамбль - визитную карточку города.

Собор через Волгу он кажется маленьким, но на самом деле его колокольня высотой 93 метра входит в десятку высочайших колоколен России (кое-где даже проскакивает цифра 116 метров - тогда она уступает лишь Петропавловскому собору). Причём колокольня старше: построена в 1797-1804 годах, хотя с собором, построенным в 1838-51 годах она смотрится как родная.

А на момент постройки у её подножья стоял скромный и типично ярославский храм Рыбной слободы, построенный в 1654-1660 годах на месте пары деревянных церквей (летней Преображенской и зимней Петропавловской). В общем-то, перестроить его собирались одновременно с колокольней, но сделать это можно было только что-то предварительно сломав - или старый собор, или примыкавший новенький Красный гостиный двор... Рыбинское купечество тут же разбилось на две партии ревнителей и прагматиков, спорившие добрых тридцать лет. В итоге капитализм победил набожность - новый собор воздвигли на месте старого, но лишь через полвека после колокольни. По слухам, это «несостоявшийся Исаакий» - его проект подавался на конкурс главного столичного собора, но насколько это достоверно - судить не беремся.
Рыбинская Хлебная биржа в империи была не единственной - свои биржи были в Петербурге, Самаре, а может быть и в других городах. На Рыбинской бирже (которая поначалу была также лоцманской) в первые полвека дела не задались - объём сделок был не так уж и велик, а заключать их купцы предпочитали с глазу на глаз в какой-нибудь чайной. В 1830-1831 годах здание и вовсе заняли уездные суд и управа, что не понравилось проезжавшему по Волге Николаю I. Но вновь открывшаяся биржа всё равно простаивала без дела, а купцы всё равно заключали сделки за самоваром.

Наконец, в 1860-м году дело взял в свои руки Николай Журавлёв, местный «владелец заводов, газет, пароходов». Уж не знаем, что он такого на бирже сделал, но оборот её начал расти с огромной скоростью и к началу ХХ века это была крупнейшая хлебная биржа России, а так как на Россию тогда приходилось 2/3 мирового экспорта зерна - в этом здании (хотя, конечно же, не только в нём) определялись мировые цены хлеба. Речь об этом старом здании слева на горке (выше есть фото с другой стороны здания):
В 1912-м для биржи выстроили новое здание, да только эпоха сделок и рыночных цен подходила к концу: уже в 1915-м году, по случаю войны, была введена госмонополия на торговлю хлебом, а там и советская власть подошла.

Старая биржа при Советах служила речным вокзалом и отделением водной милиции, Новая - административным зданием и больницей, а с 1993 года её занимает музей. Основу художественной экспозиции составляют ценности из богатых усадеб, попавших в зону затопления Рыбинской ГЭС. Две биржи, собор да мост - едва ли не красивейший в России волжский фасад.
«...Вниз по Волге - Золотая Орда (то есть - колонии и выход в экзотические страны), вверх по Волге - барышни глядят с берега».
И если сплавить что-то по Волге было не проблемой (Иван Грозный в своё время то ли из Углича, то ли из Мышкина сплавил целый разобранный кремль, который собрали уже на подступах к Казани - ныне это Свияжск), то втащить обратно против течения - целое дело. Кто-то использовал парус, кто-то - забрасываемые вперёд якоря, которыми судно карабкалось вверх по реке, но чаще всего до распространения пароходов проблему решал волжский бурлак, на этой набережной увековеченный в бронзе ещё в 1977 году.
Честно говоря, до сих пор не поняли, почему тягловой силой был не скот, а люди, потрёпанные бородатые мужики в тугой бечеве на фоне речного простора - один из самых известных русских образов. Бурлаки работали ватагами (артелями), делились на «коренных» (профессионалов, хорошо знавших реку) и «случайных» (чаще всего отрабатывавших таким образом долги перед барином). А кроме того, одни тягали бечеву от Астрахани до Рыбинска, а другие - от Рыбинска до Петербурга по водным системам, и условиях их работы заметно отличались.

У бурлаков была характерная походка - сильно наклонясь вперёд, как бы падая на лямку бечевы, и шагая одной ногой, затем к ней придвигая другую, причём - синхронно всей ватагой, для чего порой пели песни с характерным ритмом. Работали бурлаки с рассвета до ночи, преодолевая за день 10-15 километров, а тянула ватага в среднем по полтысячи тонн. Труд это был, конечно, адский, но и оплачивался неплохо. Хороший бурлак на Волге ценился не меньше, чем хороший лоцман. К тому же, не стоит думать, что бурлаки - явление чисто русское, в меньшем масштабе - свои аналоги были и в других странах, в первую очередь в бассейне Рейна, где их можно было увидеть ещё в 1930-е годы... Но нигде, кроме России, они не оставили такого отпечатка в культуре.

В середине 19 века, накануне распространения пароходов, по Волге, её притокам и каналам ходило до 600 тысяч бурлаков. При этом на Большой Волге бурлачество сошло на нет к концу 19 века, а вот на Мариинской и Тихвинской водных системах, где русла были поуже, а суда полегче, сохранялось до самой революции.

Ещё тут работали «козельщики» (носили за спиной специальное приспособление, похожее на загнутые к спине козьи рога на раме, куда клали мешки с зерном и другими сыпучими грузами от пристани до станции или другой пристани). Чуть выше Хлебной биржи располагалась стихийная биржа труда, о которой напоминает своим названием начинающаяся у Никольской часовни (1867) Стоялая улица. Вдоль неё и стоял, ожидая работодателя, весь этот
«проклятьем заклеймённый, голодный, угнетённый люд».

С одной стороны Биржи – Волга, с другой – Красная площадь. Да, да, это уже вторая Красная площадь за поездку.

3
третья остановка

Красная площадь

Нетипичный Ильич на постаменте Александра II стоит между двумя Гостиными дворами - слева Красный (1873-1877), его предыдущее здание и должны были сломать для строительства собора, если бы ревнители победили прагматиков), справа Мучной (1790-1830). Оба само собой много раз перестраивались, получали какие-то вкрапления, и Красный ныне превратился в обычный квартал, а вот Мучной по сей день использует по назначению.
В этой части Рыбинска популярнее эклектика с модерном, как например дом Седова (1901) (на фото: желтый или розоватый - словом, самый высокий дом справа, если смотреть от Биржи).

Левая боковина площади - тот самый Красный гостиный двор, превратившийся в желтый. Торчащий шпиль - Спасо-Преображенский собор с колокольней.

А памятник вождю мирового пролетариата был открыт 6 ноября 1959 года. Скульптор - Хас Булат Нурбекович Аскар - Сарыджа.
Памятник отличается от всех известных изображений Ленина: вождь представлен в зимней одежде. Скульптура из бронзы установлена на красном гранитном пьедестале. Пьедестал, кстати, некогда действительно был изготовлен для другой скульптуры – памятника Александру II (архитектор А.М. Опекушин, 1914 год), в 1918 году его сменил памятник труду с изображением серпа и молота, затем гипсовый бюст Ленина (1923 год), позже (1934 год) была установлена скульптура Ленину в полный рост с поднятой правой рукой.
Итак, если от Красной площади до Соборной - Красный гостиный двор, то от Красной до Стоялой - Мучной. Он, как уже говорили, сохранился и используется по назначению. В основе его корпуса 18 века, но нынешний облик 1860-х годов. Если заглянуть под арку покажется, что мы на Апрашке в старой части Петербурга, или, скажем, на Сенном или Сытном рынке. В Рыбинске, кстати, рынок называется Мытным.

4
четвертая остановка

мост

В волжском фасаде Рыбинска 6-пролётный автодорожный мост через Волгу (длина 720 м) смотрится как родной, и даже не сразу задумаешься о том, насколько он молод - построен в 1957-1963 годах. Рыбинский мост — уникальная архитектурная постройка, в сочетании со Спасо-Преображенским собором - самая узнаваемая достопримечательность Рыбинска.

А его архитектором стал человек по фамилии Уланов (родной брат всемирно известной балерины). Уже в 1939 году была установлена первая часть бетонных опор моста. Но в 1941 строительство было остановлено из-за начала Великой Отечественной войны. И только в 1955 году оно возобновилось.
К месту строительства были подведены железнодорожный мост, а на берегу Волги построен военный завод. Поставка всех материалов осуществлялась через железнодорожное сообщение Ярославль — Рыбинск, с устройством временного деревянного моста чрез реку Черемуху.

Что интересно, хотя мост тут всего один, местные уверяют, что ни разу не видели на нём пробок. То есть 200-тысячному городу его хватает.
А ещё Рыбинск удивляет количеством общественного транспорта, в первую очередь троллейбусов, порой, едущих наперегонки друг с другом. Один даже успел загореться, пока мы в гостиницу селились. Тушить приехал расчет пожарных прямо к нам под окна.

5
пятая НЕ остановка

ГЭС, Шекснинское шоссе
в районе улицы Рокоссовского

Входит в Волжско-Камский каскад ГЭС, являясь его третьей ступенью. На момент строительства была второй по величине гидроэлектростанцией СССР после Днепрогэса и одной из самых мощных электростанций страны. Сыграла важную роль в обеспечении Москвы электроэнергией в годы Великой Отечественной, особенно в период битвы за Москву. Чтобы поддержать столицу 18 ноября 1941 года (!) тут был запущен первый гидроагрегат, а 15 января 1942-го - второй. И это - с использованием временных навесов и брезентовых шатров. Фактически страна тогда запустила недостроенную ГЭС, достраивали уже после войны.

Рыбинская ГЭС — сооружение, выдерживающее напор Рыбинского водохранилища, одного из самых больших искусственных водоемов мира (восьмое по площади в мире). К сожалению, у нас ни одного фото этого объекта, снимать на нем запрещено, видео будет ниже.

В двадцатом веке Рыбинск вышел из ряда обыкновенных городов — драматичная «стройка века», сооружение гидроузла, изменила условия жизни миллиона человек. Мы въехали на плотину «с чёрного хода». А главный въезд, по кратчайшей дороге из города, отмечен вот этой гигантской скульптурой Матери Волги (1953, высота 28 м).

Тут же рядом, в местечке Переборы - мемориальный камень жертвам Волголага, созданного в 1935 году для строительства Угличской и Рыбинской ГЭС. К 1941-му в нём содержалось 85 тысяч человек, из них 15-20% - политзаключённых. Центром Волголага стали именно Переборы (управление лагеря находилось в затопленном монастыре), в 1942 году повышенные до рабочего посёлка, и в 1944 включённые в состав Рыбинска. Лагерь расформировали после войны, а в 1949-1950 годах рядом с ГЭС, уже появились крупные заводы, так, Переборы окончательно стали промышленной окраиной.

(фото не наше, из свободных источников)
На видео выше видна сама ГЭС, её Шекснинский створ с почти готическим зданием машинного зала. Да, да, она стоит не на Волге, а на Шексне. Само здание 210 метров в длину и 35 - в высоту, а дамбы по берегам Шексны тянутся на несколько километров. Здание Рыбинской ГЭС и её судоходные шлюзы на сегодняшний день являются памятником архитектуры.

Надо сказать, мощность Рыбинской ГЭС невелика - всего 356 МВт, среди ГЭС на Волге она третья с конца после Иваньковской и Угличской, а среди электростанций России абсолютно средненнькая, большинство московских и петербургских ТЭЦ мощнее неё в разы каждая.

На последних кадрах видео - устье Шексны в естественном русле. Дадим еще немного цифр для сравнения!

Само водохранилище площадью 4,5 тыс. квадратных километров оно 3-е по величине как среди естественных озёр Европы (после Ладожского и Онежского), так и среди водохранилищ России - после Куйбышевского на Волге и Братского на Ангаре.

Но только другие водохранилища России узкие и длинные, Рыбинское же необычайно широко, куда как больше похоже на классическое озеро. Собственно, оставленное ледником озеро здесь и было в незапамятные времена, и ГЭС по сути просто вновь заполнила его древнее ложе. Причём рельеф Волги оно почти и не изменило - большая часть водохранилища разлилась вдоль Шексны и Мологи, сделав волжским городом Череповец, отобравший со временем у Рыбинска роль главного речного порта и ворот Волго-Балтийского пути.

А на Волго-Балте мы уже бывали... Этот снимок сделан с парома на переправе у Липина Бора (близ Белозерска):
Польза от водохранилищ безусловна - они (а тут их целая система, рыбинское не единственное) существенно улучшило условия судоходства между Волгой и Балтикой. Но масштабы катастрофы этой пользе явно несоразмерны: на затопленной территории было несколько городов (12, кажется, в том числе известные Молога и частично уцелевшие Калязин и Весьегонск), тысячи сёл и деревень, усадьбы и монастыри, и... сотни тысяч человек населения.

Люди, конечно, не погибли (хотя в сети приходилось читать и про приковавших себя к хатам стариков, и про стремительно поднимающуюся воду, - на самом деле по 7-10 сантиметров в год, кажется). Жители, конечно же, были расселены по окрестным районам, не добровольно, так насильно (вспомните, какие времена это были!). Однако под воду только из-за Рыбинского моря ушло 9% Ярославской области.

Изначально ГЭС планировалась и вовсе Ярославская и даже была построена инфраструктура на 60% вокруг будущей Ярославской ГЭС около села Норское (ныне район Ярославля), и тогда затоплен был бы сам Рыбинск, заводами которого советская власть жертвовать отказалась.

Сейчас на полуострове между Шексной и Мологой действует Дарвиновский заповедник, как раз изучающий влияние водохранилища на окружающую природу: увеличилась ли влажность, усились ли ветры...

А мы покидаем Рыбинск со стойким желанием вернуться и досмотреть.
Made on
Tilda