14 Июля 2019

СУЗДАЛЬ.
Часть II. Достопримечательная

О православных святынях подробно речь пойдет в заключительной части нашего обзора.
Тут же расскажем о нескольких памятниках культуры и архитектуры безо всякой систематики:
что зацепило, что понравилось, где бродили…





ВМЕСТО ЭПИГРАФА:

Сижу с ночи, работаю над кадрами из Суздаля. Цветокоррекция там, яркость-контрастность подправить, все дела... Заметила на одном, что темная вода в противовес ослепительным белокаменным храмам визуально тянет всю панораму в левый нижний угол кадра, хотя горизонт не завален...
- Эх, - вздыхаю, - Диссонанс...
- Диссонанс, - соглашается Рюрик.

(с) Тата
Начнем с фото 2018 года и не слишком хорошего качества. Кресто-Никольская церковь расположена рядом с Торговыми рядами в Суздале. Получилось патриотично, с флагом.
Кресто-Никольская церковь. Фото 2018
Храм был построен в XVIII веке в память о прекращении эпидемии чумы или моровой язвы, как тогда её называли. С разных сторон выглядит по-разному, весьма эклектично, связано это с перестройками, происходившими в разные времена. В этом, пожалуй, основная изюминка храма для людей нерелигиозных. Прямо за ней открывается живописный проход, улочка, ведущая прямиком к Ризоположенскому монастырю и колокольне — самой высокой точки Суздаля. Вот такая улочка:
Единственная сохранившаяся каменная постройка гражданской архитектуры XVII века в Суздале - посадский домик. Он находится между офисом Епархии, Смоленской церковью, и рестораном «Графин» напротив главного входа Спасо-Евфимиева монастыря (ул. Ленина, 148).
Построенной жителями слободы Скучилиха, неприметный на первый взгляд дом с простой тесовой крышей. Глядят на улицу-дорогу его приземистые окна, горшки с обыкновенными геранями. Каким-то особым очарованием веет от этой белокаменной сводчатой постройки — именно так строили на Руси в те далекие времена.

За четыре века монастырская слободка Скучилиха примкнула к центральной улице города — улице Ленина, но стоящий на ней белокаменный терем по-прежнему выглядит писаным красавцем.

Этот редкий памятник построен из кирпича, но повторяет типичные формы деревянного жилищного строительства. Состоит из двух клеток разной высоты, что придает ему ступенчатый силуэт. Передняя часть дома, выходящая на улицу, одноэтажная, с двумя окошками (до реставрации, говорят, было три окна). Задняя — двухэтажная. Нижний этаж, предназначенный, вероятно, под кладовую, сохранил сводчатое перекрытие и старый проём с железной дверью. Второй этаж — светлица или горница.

Есть сведения, что дом принадлежал монастырскому портному Костьке Добрынка. Константин Добрынка — отец известного в истории раскола и старообрядчества Никиты Добрынки по прозвищу «Пустосвят», выступавшего в 1682 году в Москве в Грановитой палате на споре о вере в присутствии царевны Софии Алексеевны.

Известная история «Как местный поп Никита Добрынин, спорил с царем и патриархом».
Как местный поп Никита Добрынин, спорил с царем и патриархом
Никита Константинович слыл человеком незаурядным, самоучкой. В 23 (или 24) года он был за редкие способности в чтении и пении был поставлен попом Суздальского собора, и ведь мог бы дослужиться до высоких церковных чинов… Но вступил в «Кружок ревнителей благочестия», добивался исправления ошибок, которые вкрались в богослужебные книги по вине переписчиков, обсуждал вопросы православной догматики, выступал против «латинства».

Вступивший же на патриарший престол Никон держался другого взгляда. Так возникла оппозиция царю Алексею Михайловичу и патриарху Никону не только в Москве, но и в провинциальных российских городах во главе с протопопом Аввакумом: именно он написал возражения по всем пунктам церковных нововведений.

Зачем русским людям греческие книги и греческие обряды? Свои лучше, по ним все святые на Руси молились и Богу угождали!
(Про церковный раскол подробности ищите в умных книжках, а мы ближе к делу...)

...после подавления бунта в Соловецкой обители и гибели Аввакума движение раскола возглавил суздальский священник Никита Добрынин. В 1659 году он прибыл в Москву и подал на своего архиепископа Стефана донос, что тот уклоняется от православия. В челобитной, поданной Никитой, говорилось: «Служит церковные службы не по правилам, кровь христианскую проливает неповинно, всякого чина людей бьет палками, и от тех побоев многие поумирали».

Следствие не нашло вины архиепископа Стефана, и тот отрешил Никиту от священнического места, а грамоту об этом велел читать дьяку публично, чтобы другим неповадно было кляузничать. Никита изорвал грамоту, избил дьяка, проклял архиепископа и снова послал государю челобитную. На этот раз свидетели подтвердили многие показания Никиты, да и сам архиепископ Стефан, вызванный на собор 1660 года, сознался в некоторых прегрешениях.

Тем не менее Собор не освободил Никиту от наложенного архиепископом наказания, а тот не угомонился.

Никита продолжал составлять свою «Челобитную», которая была окончена им в 1665 году. Узнав о ее существовании, правительство немедленно конфисковало сочинение (со всеми подготовленными списками) и поручило написать на нее опровержение Газскому митрополиту Паисию. Но тот не знал русского языка и, вероятно, читал эту «Челобитную» в переводе Симеона Полоцкого...

Это длинная книжная история, кое-что опустим. Скажем только, что «Челобитная» Никиты Пустосвята была составлена с такой убедительностью и богословской состоятельностью, что для ее опровержения Симеон Полоцкий написал труд «Жезл Правления», в котором взгляды «расколоучителя» рассматриваются им в тридцати «возобличениях».
Мнение Симеона Полоцкого всецело было принято церковным Собором 1666 года, сделаны попытки снова вразумить Никиту и его сподвижников. Никита не только остался непреклонным, но и бранными словами стал уличать архиереев в невежестве. Тогда Собор решил отлучить его от Церкви и заточить в темницу Николо-Угрешского монастыря.

Никите грозила смертная казнь, и ради спасения жизни ему пришлось формально покаяться. В челобитных Собору и государю он просил о прощении, и 26 августа 1667 года по приказу царя его освободили и привезли в Москву, но сан не возвратили.
С тех пор и до начала стрелецкого восстания 1682 года о Никите Пустосвяте ничего не было слышно, хотя он оставался едва ли не последним крупным «расколоучителем» в пределах русского государства.

Царь Алексей Михайлович умер, не оставив распоряжения о том, кто же должен будет занять престол. Наследник престола — царь Федор Алексеевич — тоже скончался, и царевна Софья подняла стрельцов на бунт. Столица Московского государства была объята стрелецкими волнениями. Вот вам и повод для выражения всякого рода недовольства!

Никогда — ни раньше, ни позже приверженцы старой веры не имели такого влияния и не получали такой, казалось бы, совершенно невероятной возможности — придти в царские палаты и в присутствии правительницы Софьи вступить в спор с патриархом.

По совету князя Хованского (начальника Стрелецкого приказа) для участия в предстоящих прениях и был приглашен известный своим ораторским искусством суздальский священник Никита. Старообрядцы признавали Никиту «столпом правоверия», церковные иерархи — «грубым, вредным и невежественным расколоучителем» (отсюда и значение его прозвища).


Прения о вере состоялись 5 июля 1682 года в Грановитой палате Московского Кремля. Когда старообрядческие отцы вошли в Грановитую палату, патриарх Иоаким обратился к ним так: «Зачем пришли в царские палаты и чего требуете от нас?». «Мы пришли к царям-государям, — ответил Никита, — побить челом о исправлении православной веры, чтоб дали нам свое праведное рассмотрение с вами, новыми законодавцами, и чтобы церкви Божии были в мире и согласии». На это патриарх ответил, что Никита и его товарищи не имеют права исправлять церковные дела, так как они еще «грамматического разума не коснулись». И Никита гордо возразил: «Мы пришли не о грамматике с тобою говорить, а о церковных догматах!».

Однако возражения и высокомерные выражения привели к тому, что Никита бросился на епископа Афанасия с поднятой рукой. По утверждению некоторых историков, он ударил святителя массивным крестом и даже «бил и терзал». В ту же ночь Стремянной полк по приказанию царевны Софьи схватил всех челобитчиков. На другой день Никиту Пустосвята поволокли на Красную площадь, где ему прилюдно зачитали приговор: «Казнить тебя смертью, чтобы иным таким ворам неповадно было впредь так воровать и на государей своих такие хульные и непристойные слова износить».

Раскольного попа казнили, и он оказался первым и последним в истории осужденным, которому отрубили голову непосредственно на Лобном месте, а не рядом на эшафоте как казнили после самих стрельцов (обычно с Лобного места лишь зачитывали царские указы, в том числе и о приговорах).
Сотоварищей его разослали по разным монастырям, откуда некоторым из них удалось бежать и продолжить свою деятельность.

Сохранилось предание, что после казни Никиты раскольники собрали его останки и похоронили их в городе Гжатске (Смоленская губерния). И долгое время местные жители потом показывали его могилу с простым деревянным крестом. Вот такая история.

Принадлежность домика Костьке Добрынке подтверждают Писцовые книги Суздаля 1628-1629 гг. Таким образом, этот домик кроме архитектурного, приобретает еще и исторический интерес.

В 1788-1791 гг. дом был собственностью суздальского мещанина Ивана Дмитриевича Бибанова, который с женой Авдотей занимались харчевными и калачными промыслами. В 1970 г. Владимиро-Суздальский музей приобрел Посадский дом у последней владелицы и восстановил интерьер XVII-XVIII вв.
Две церкви Косьмы и Домиана. Одна старообрядческая

За старообрядческими святынями поехали в село Коровники расстоянием от Суздаля не более 1/4 версты (пересчитаете? мы тут за три дня даже мерить верстами да аршинами начали), при речке Каменке.

Село, надо сказать, весьма древнего происхождения и принадлежало суздальским князьям. В первой половине XV в. князю Андрею Андреевичу, который потом удачно выменял его на село Заполицы у Спасо-Евфимиева монастыря. «Мѣновая запись» такого содержания:

«…доложа своего Господина Аврамия Владыки Суздальскаго (Епископ Авраамий управлял Суздальской епархией с 1431 по 1452 гг.) се язъ Князь Ондрей Ондреевичъ мѣнялъ есмъ свою вотчину свое село Коровницкое с архимандритомъ Спасскимъ с Фомою и со всею братьею счерноризцы на ихъ село на Заполитское и менилъ есмь со всѣмъ куды мой плугъ ходилъ куды коса ходила куды топоръ ходилъ какъ было за мною за Княземъ за Андреемъ по старинѣ и со всѣмъ а у нихъ есмь выменилъ по тому же по старинѣ какъ ся имъ достало по Великаго Князя жалованью и со всѣмъ и куды ихъ плугъ ходилъ куды ихъ коса ходила… докладную писалъ владыченъ дьякъ Яковъ». В приходо-расходных книгах Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря 1697 года записано: «съ села Коровниковъ взято со крестьянъ съ 16-ти вытей съ трехъ осьмухъ 16 рублей 12 алтынъ 3 деньги; платилъ Мишка Ивановъ».

Сами церковушки в традиционном для этих мест стиле: старообрядческие церкви Косьмы и Дамиана (с колокольней) и Крестовоздвиженская.

Тут мы встретили любителей собак из местных. Поговорили про ответственное отношение к животным. Нас попросили посоветовать породу в подарок сыну. Рассказали про «подарки». Мужчины сделали вывод: пусть сын пока за рыбками поухаживает!

Церковь Косьмы и Дамиана или Козьмодемьянская церковь — «летняя» церковь (1696 г.) образует архитектурный ансамбль с «зимней» Крестовоздвиженской церковью конца XVII в. Построена из кирпича в стиле провинциального барокко и по архитектурной композиции представляет собой восьмерик на четверике. На высокий восьмерик поставлен изящный узорчатый барабан с кокошниками, увенчанный небольшой луковичной главкой. В 1970-е Козьмодемьянская церковь с колокольней, наполовину разрушенная, была восстановлена. Обе церкви использовались под склады. Но, что интересно, статус памятника архитектуры Крестовоздвиженская церковь получила в августе 1960 г. а Козьмодемьянская в апреле 1996 г.
Сын у нас Кузьма (Косьма), вот и заинтересовались Козьмодемьянскими церквушками, ко второй, уже православной, отправились на перекресток улиц Ярунова гора и Красная горка.
Улица Красная горка. Тихое и живописное место
Церковь стоит на известной ещё в XVII веке Яруновой горе — небольшом холме на левом берегу Каменки. Считается, что на этом пригорке с конца XII века существовал монастырь Космы и Дамиана, однако в XVII веке от него осталась только деревянная церковь в честь тех же святых, заменённая в 1725 году каменным храмом. Прогуливаясь вокруг, по очередному живописному мостику, застали святая святых — ремонт куполов.
Памятников зодчества в Суздале настолько много, что когда горожане устают описывать каждый, они устанавливают вот такие знаки:
Михали
фактически отдельная деревня в черте города. Сей церковный ансамбль интересен прежде всего Храмом Михаила Архангела (1769, летний пятиглавый) с колокольней. И невысокой краснокирпичной церковью Александра Невского, построенной в начале ХХ века в редком в этих краях псевдорусском стиле. Но мы вовнутрь территории не заходили, полюбовались ансамблем с колокольни. Собакенов туда не пускают. Вот, Вера и Лида рискнули оставить своих хвостиков в машине, забежали на 15 минут. Так что, о впечатлениях стоит расспросить девочек.

А мы, честно признаемся, немного зажрались в Суздале: что, начало ХХ века, редкий стиль, говорите, хм… Новодел! :)) Разворачивались и уезжали к более древним памятникам. И знаете почему? Потому что, уже к вечеру второго дня стало ясно: это наш не последний визит в Суздаль. И рассматривать его мы будем век за веком. Так что, до редкого псевдорусского обязательно доберемся.
На закуску — не классика
P.S. от алексея
Церковь Иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость или Скорбященская церковь — православный «тёплый» храм в Суздале, построенный в 1750—1787 годах.

Фирменную суздальскую медовуху советуем покупать в магазинчике рядом с этой церквушкой. Тут же предлагают продегустировать все имеющиеся 12 вкусов. Мы выбрали классическую и малиновую. Уж надегустировались!

Кто бы мог подумать, что наш бог знает сколько непьющий Хозяин подсядет именно на суздальскую медовуху — сладкую аж жуть! Мы ее и с собой в Питер захватили, и в качестве гостинца родне привезли!

P.P.S. от Таты
Фотографы тоже иногда попадают в кадр. Не только хвосты, достопримечательности и мужья.
В следующей части расскажем про монастыри и Кремль.
Что действительно вызывает восхищение в Суздале, так это - количество храмов.
На 9 кв. км. здесь располагается 30 церквей, 14 колоколен и 5 монастырей. В этом смысле город-храм преобладает в Суздале над городом-музеем…
Продолжение следует...
Оставайтесь с нами!

СУЗДАЛЬ. Часть I. Размышленческая
Dog-friendly Суздаль (видео)
Made on
Tilda