Интервью Таты сообществу «Чемодан» на Яндекс Кью

Май 2022 года.
Расскажите коротко о себе.

Путешественник. Журналист. Блогер. Фотограф. Большой любитель древностей. Но не историк-профессионал.

С 2014 года вместе с мужем езжу по крепостям, городищам, пещерам и водопадам России на автомобиле с собаками – Рюриком (рыжим) и Майком (складчатым). Прокладываем интересные маршруты, ведем блог, умеем выбрать «дог-френдли» отель и регулярно отвечаем на вопрос: а бывают ли «дог-френдли» музеи.

До появления в семье собак мы тоже много и активно путешествовали, но почему-то тогда нам и в голову не приходило снимать и писать о своих приключениях. Дачинг, коттеджинг, шашлычинг, как вы понимаете, это определенно не моя история. Хотя… ради того, чтобы выпить чашечку кофе, бокал вина, устроить барбекю с видом на замок, крепость или закат на Белом море мы с мужем готовы проехать энное количество сотен км. Основополагающим будет вид и история места, хлеб и зрелища – в самом буквальном смысле.
Каким было ваше первое путешествие?

В 4 года я с родителями уехала «служить в армию» на границу тогда еще советского Азербайджана и Ирана. Вот с того все и началось. С крепостей времен Александра Македонского, с гор, Нахичевани, Ленкорани, Тбилиси – города моего детства.
Сколько стран или городов вы посетили?

Много. Стран – пару десятков, города нужно считать сотнями. Только мои собаки за неполных восемь лет жизни с нами посетили 157 населенных пункта. Мы ведем на сайте travel.dogrurik.ru статистику, не удивляйтесь, откуда такая точность.

Но за четверть века своей жизни в России я все еще не наездилась по нашей российской глубинке. Меня все еще по-хорошему «плющит» от провинциальной патриархальности и белокаменных церквушек, от крепостей и валов. Очень люблю Русский Север, хоть и панически боюсь холода. Не объелась. Питер не в счет, это все-таки мегаполис со всеми присущими большому городу «прелестями» не зависимо от того, в какой точке земного шарика тот находится. А Европу мне посчастливилось застать еще «ту», до ЕС. Первый год студенчества прошел уже в объединенной, но еще не «евро» Германии, я ее изнутри знаю. Исключение, наверное, Скандинавия. Впервые посетила 10 лет назад. Нам с мужем очень понравился Хельсинки со своим удивительным Северным модерном и Стокгольм со своей стариной. Помню, из первой поездки я привезла гигабайты фотографий отдельных архитектурных деталей, что уж говорить о строениях и, допустим, о здании Оперы работы Алвара Аалто.
Иногда в Европу тянет. В среднем раз в пять лет случается ностальгия по тем временам, когда можно было взять в аренду старенький «трабант» и укатить на выходные в Нормандию из Берлина. Больше тянет в Грузию. Но туда я ехать боюсь. Боюсь разочароваться в том, что это больше не сказочная страна из моего детства. До сих пор говорю на грузинском относительно свободно. Вот и выходит, что при выборе, куда поехать, всегда выбираю очередной городок-крепость родом из Древней Руси. А из того, что, наверное, хочется успеть посмотреть за границей: норвежские фьорды, Готланд, Тронхейм, Полоцк, Каменец-Подольский, крепость Судак (Стоп! Она наша!), Бруклинский мост (и погулять по Манхеттену), взять на прокат раздолбанное ретро авто и покататься по Кубе…
Расскажите о своём проекте.

Собственно, путешествовали мы всегда. Но пару лет назад стали оформлять путешествия в рассказы, маршруты, видео и фото блог. На перемены решились аккурат перед пандемией. Так уж совпало. Пандемия спутала планы, мы большие надежды возлагали на тот сезон, но, в общем и целом, вырулили: продолжаем популяризировать внутренний туризм, строим новые планы. Любимое направление: Русский Север.

Для самостоятельных путешественников завели даже специальную рубрику лайфхаков. Совсем недавно вернулись из большого путешествия почти через всю страну, перевернувшего наши представления об эпохах, часовых поясах и родных просторах. Это был совместный масштабный проект с информационным агентством «НЕВСКИЕ НОВОСТИ». За пять недель с 19 февраля до 24 марта 2022 года преодолели более 15 тыс. км от Петербурга до бурятского села Максимиха на берегу Байкала и благополучно вернулись домой. Мы замахнулись рассказать об увиденном: о том, чем живет настоящая Россия, о ее достопримечательностях, природных красотах и о встреченных по пути людях.
Так как мы путешествуем с двумя псами (один из которых 52 см в холке), то наш опыт получается совсем-совсем уникальным и ценным для узкого круга таких же как мы путешественников с хвостатыми компаньонами. Пришлось завести даже свой рейтинг отелей и гостевых домов. С одной стороны, удачная платформа для нативной интеграции, с другой — одна из самых популярных у читателей рубрика.

Собаки – такие же члены нашей семьи, как и мы, и полноценные соавторы. Следовательно, выбираем формат путешествий, маршрут составляем так, чтобы и нам для души было, что посмотреть, и им, где побегать. Вся трудность в путешествиях с собаками заключается лишь в том, как бы все так хитро организовать заранее, чтобы не тратить силы и нервы по дороге, чтобы отдых оставался отдыхом для всего экипажа, то есть, и для хозяина — не каторга и не кинологический лагерь.

Представить кейс проекта «Путешествия с собаками» в подробностях? Да запросто!

Берете первые 50 «тыщ рублёв» и покупаете щенка! Потом еще столько же и ещё чуть больше и обновляете парк фототехники. (Потом обновляете кресла, диваны, обои, слегка обновленные щенком). Потом получаете отпускные и едете щyпaть гeoгpaфию зa кaкиe-тo coвepшeннo дикиe мecтa
(Пудожский тракт?).
Даже не спрашивайте, где мы с мужем провели свое «свадебное путешествие» (в кавычках — потому что до свадьбы с кольцами и обмена клятвами мы дошли лет через 8 с половиной, когда появилось время, зато у нас было путешествие по Сямозеру, на Воттоваару, в Каргополье, в вепсские деревни, по Подпорожскому кольцу, к затопленной колокольне в Калязине — дважды, к городищу Синеуса на Волго-Балте, а в качестве романтиШных вечерних свиданий, «не хочешь ли выпить кофе с видом на замок», я периодически оказываюсь в красивейших уголках земного шара). Что тут сказать? В Каргополе круто! И в Вознесенье, и в Белозерске, и в Сольвычегодске…

И так лет пять-шесть! Для тех, кто считает финансовую составляющую проекта. Смело прибавляйте к расходам на топливо, амортизацию авто, жилье в глубинке, медпомощь и пропитание для себя и собак (Собак в какой-то момент развития этого чудесного проекта уже оказалось две! Внезапно прибился второй) стоимость cпaльников на «минусдвести» (на всякий случай), курток, идeaльнo пoдxoдящих для нoчeвки в cyгpoбe, литров …цать средств от комаров и мошки и «пpaвильных фoнapиков».

Дальше начинается самое интересное!

Необходимо дождаться пандемии с официально объявленным периодом самоизоляции, когда ехать никуда нельзя от слова «совсем», а сидеть за компьютером, относительно быстро справляясь с «работой на удаленке» — скучно. Придумываете сайт! Нет, не «лэндосик» на скорую руку, а нормальный сайт с глубиной страниц пять-семь, рубриками, фотогалереями, новостями… Дизайн, отрисовку главных персонажей, лого сюда тоже необходимо включить. И видео (съемка + монтаж) пусть даже примитивно блогерского уровня!
Итого — 3 месяца работы 24х7 с перерывами на прогулки с собаками за айтишнеГа, дизайнера, копирайтера, фотографа, видеографа и SMMщика в два лица — моё и мужа. Всё, что сделано на нашем сайте — до последней запятой — сделано нами двумя за весну 2020.

Мы запустились в мае 2020-го. В мае же начали снова выезжать. Озадачились новостной рассылкой и общением со СМИ. За лето о нас рассказали ведущие отраслевые издания по внутреннему туризму, вышла статья в «Коммерсанте». Как измерить подобные расходы на «пиар», я не знаю. Так что точной цифра не будет.

Но категорически не советую запускать любой travel проект, на какой бы ни было платформе, если у вас за спиной одно-два путешествия, пусть даже с великолепными иллюстрациями в виде фото и видео съемок. Да, соблазнительно! Но экспертность в нашем деле приобретается годами и десятками пройденных маршрутов. Нельзя вдруг проснуться и решить — ок, у меня есть сайт, есть «партнерка», я travel-гуру! Количество таких моментальных взлетов равно количеству заброшенных и затупленных проектов. Вам он нужен — «мертвяк» на репутации?

Туризм для вас — это про работу или хобби в большей степени?

Ни то и ни другое. И в то же время — и то, и другое. Исходя из вышеизложенного, это, как вы понимаете, образ жизни. Многие ли могут позволить себе заниматься любимым делом? Я счастлива, что могу! Долго к этому шла, не сразу все случилось, но случилось.
В чём вы видите проблемы туризма в России?

О внутреннем туризме бытуют три устойчивых мифа: дорого, некомфортно, не безопасно. Так ли это, уже давно сама пытаюсь разобраться. Поэтому изложу очень субъективно. За аксиому примем низкий спрос на все виды туризма, если они не касаются пляжного отдыха и шашлыков в коттедже на выходных.

Самый сложный вопрос – инфраструктура и комфорт путешественников. При таком минимальном спросе в иные места даже бизнес самыми льготными предложениями не привлечь, а создание туристической инфраструктуры нужно. Пусть даже в самом сиротском-функциональном варианте. И, главное, дороги.

При мизерной аудитории и спросе на внутренние маршруты я бы и сама расставила приоритеты не в пользу туристических маршрутов. Возможно, именно поэтому в самых красивых уголках России до сих пор нет организованных турпотоков. Дороги таковы, что напрочь перечеркивают возможность создания комфортных и среднебюджетных автобусных туров вне двух, трех крупных центров, стоящих на федеральных трассах: Вологды, Тотьмы, отчасти раскрученной Териберки. В Каргополь, Белозерск или Сольвычегодск уже так просто не добраться. Малая авиация, которая решала эту проблему во времена СССР, умерла еще в 2000-е. Сложные стыковки «поезд – автобусы или джипы на местах», во-первых, сразу делают непривлекательной стоимость тура, во-вторых, часто также неосуществимы из-за отсутствия персонала на местах. Зато в тех местах есть паромные переправы – настоящая экзотика для жителей мегаполисов!

Еще одна серьезная проблема – местное население того же Русского Севера отнюдь не расположено к туристам. Более того, часто настроено негативно. Что же делать, чтобы «освоить» маршрут? Руководству компании спешно решать вопрос с персоналом для гостеприимства, возможно, организовывать вахтовый метод работы в высокий сезон, а PR специалисту «стучаться» в местные газеты и соцсети и «обращать» на свою сторону. Грубо говоря, персонала на местах нет!

Маршруты нужно раскручивать по всем правилам PR и GR. Никто не обладает даром ясновидения и не узнает сам по себе о том, что вы их сделали. Отдельной раскрутки в соцсетях, email рассылки и т.д. заслуживает инфраструктура на этих маршрутах. Писать надо даже про обустроенные стоянки для авто. Даже не писать, а буквально бомбить соцсети. Опять же, по наблюдениям спрос на новые туристические направления формируется внутри различных тематических сообществ. И это то самое новшество, которое преподнесла нам пандемия. Для туристических бренд-менеджеров сейчас мониторинг таких групп, умение управлять дискуссиями и вовремя подсунуть красивый рассказ с фото о том или ином месте – «поле непаханое». Но это затратно! А главное, хозяева туристических компаний и гостиниц, как правило, решают, что в PR и продвижении они и сами все знают, и в итоге имеем то, что имеем, когда за дело берутся не специалисты.

Про сервис я намеренно не писала бы. Он есть. И очень даже неплох! Даже очень хорош — самобытен, аутентичен и атмосферен. НО НОМЕРНОЙ ФОНД СУММАРНО НАСТОЛЬКО МАЛ…

Солидный поток — две, три группы одновременно по красивым, но крошечным городкам не запустить, и конкуренции там фактически нет.
Есть ли у вас любимое место, куда вы готовы отправиться в любое время?

Север. Русский Север. Нам нравится кататься на автомобиле с собаками по Русскому Северу. Если в качестве отпуска нам предложат выбор: путевка в солнечную Испанию, Турцию, Египет или путешествие «не знаю, куда, но с мошкой, комарами и по бездорожью», догадайтесь, что мы с мужем выберем! Очевидно, мы оба перечитали в детстве каверинских «Двух капитанов».

В 2021 году скатались по маршруту: Петербург — ВельскАрхангельскНёнокса — Северодвинск — Холмогоры — Малые Карелы и Лявля — Верхняя Тойма — Авнюгская УЖД — Перьмогорье — Черевково — Сольвычегодск — Тотьма — Вологда – Петербург. (4 139 км дорог, 12 дней).

Это было путешествие – эмоция, путешествие взахлеб, на одном дыхании. Суровая красота и ослепительные осенние краски. Яркие – желтые и багряные они сменяли друг друга со скоростью хорошего болида, как уровень воды в Двине в районе Верхней Тоймы. Здесь всё происходит быстро. Всё, кроме зимы. Утром паром пришел за пассажирами, а к обеду Двина обмелела – и вот уже мотаешь лишние 2 км через брод.

Зимой, кстати, путешествовать по нашему маршруту гораздо легче, реки и болота замерзают и становятся проходимыми.

Русский Север – понятие скорее историко-культурное, чем географическое. Это те земли, в которых сохранился свой непохожий на остальную Россию уклад жизни: Карелия, Ненецкий автономный округ, Коми, Архангельская, Вологодская и Мурманская области. Петербург – не в счет, у него своя история. Как и у Ленинградской области за исключением, пожалуй, Подпорожского района, который мы исколесили в 2020-м. И тоже в золотую пору.

На Русском Севере сохранились большие деревянные дома-дворы и деревянные храмы, которым несколько веков. Вот их-то снимать в 2020-м и ехали. А Вознесенье (Ленобласть) выбрали отправной точкой ежедневных маршрутов, которые как лучи расходятся от посёлка в разные стороны, захватив кусочки Карелии и Вологодской области (Вознесенье стоит не только на месте водораздела Свири и Онеги, но и на границе сразу трёх субъектов федерации). Большая часть достопримечательностей и особенно деревянных храмов расположена разрозненными группами в разных концах этих маршрутов, что делает последовательный осмотр занятием логистически непростым. Отчасти именно поэтому Посвирье и Обонежье слывут самыми непосещаемыми регионами среди поклонников познавательного туризма. Но именно тут, например, стоит с 1493 года самая старая деревянная церковь, стоящая на своём историческом месте. Она помнит еще Ивана Грозного, а в глубокую старину, в 1600-х ее уже первый раз «реставрировали». Тут стоит заброшенным «Глаз Росомахи» — финское укрепление 1942-1944 в скале, и тьфу-тьфу до сих пор исправно действует последняя ГЭС из плана ГОЭЛРО — Подпорожская.
В этом году, помимо путешествия на Байкал, уже были на Белом море, Лопском берегу в селе мореходов – Сумском Посаде, Колежме, на Беломорканале, видели древние петроглифы и Кемску волость.

Очень интересно знакомиться с современным бытом вепсов, лопарей, корелов, поморов… А еще в Карелии живут, например, карелы-ливвики. Один из субэтносов. Он существенно отличается по культуре и языку (вплоть до различий в алфавитах) от собственно карел. Считается, что субэтнос сформировался в процессе контакта средневековой корелы с весью. Впрочем, в языке присутствуют заимствования из архаичного вепсского языка, а также пласт западноприбалтийской лексики, отсутствующий в других карельских языках. Кстати, писали ливвики и на кириллице (в XIX веке), и на латинице (после 1930-го).
По каким темам пользователи Кью могут задавать вам вопросы?

По составлению маршрутов по России, обзору и оценке гостиничного принимающего сервиса, продвижению всего, что касается внутреннего туризма, в сети: от копирайтинга до полноценной рекламной кампании. Словом, я с удовольствием делюсь опытом, иногда фотографиями на безвозмездной основе, рассказываю о достопримечательностях и помогаю проложить маршрут для некоммерческой группы. А зарабатываю составлением каталогов, презентаций, и прочей визуально-текстовой продукции о ваших объектах и турнаправлениях.
Ваш девиз по жизни или любимая цитата?

Из приличных: «ПУТЕШЕСТВИЯ ПОТЕРЯЛИ БЫ ПОЛОВИНУ СВОЕЙ ПРЕЛЕСТИ, ЕСЛИ БЫ О НИХ НЕЛЬЗЯ БЫЛО БЫ РАССКАЗЫВАТЬ». (С) НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ ПРЖЕВАЛЬСКИЙ.

На самом деле самая любимая цитата — неприличная, ее приписывают Федору Конюхову (сама не слышала, поэтому не поручусь), а звучит как ответ на вопрос, зачем он путешествует: «А х…ли дома делать?!». Простите, из песни слов не выкинешь! Воспринимаю не как бескультурный мат, а как широту души неописуемую.

Есть и любимый отрывок:
— Моя тетушка грезит Парижем, — сказал профессор. — Она мечтает о том, как пила бы кофе из маленьких чашечек на левом берегу Сены.
— Да, это прекрасно, — сказала Клара.
— Нет, я не понимаю! — сказал профессор.
— Почему же?
— Как может поменяться вкус кофе в зависимости от места, где его пьешь.
— Но это именно так и есть!
— Пускай! Но я этого не испытал.
Клара Йоргенсен взглянула на него сочувственно.
— Дело не в том, что пьешь кофе, — сказала она. — Главное — это настроение.
— Ты пьешь настроение?
— Да. Путешествия — это чувственные ощущения.
(с) Кристин Валла, роман «Мускат».

Ну разве можно с этим не согласиться?
Тата, спасибо, что согласились принять участие в нашем проекте!